Press "Enter" to skip to content

Аборты: разрешить нельзя запретить

Высказывание главы РПЦ против абортов появилось на сайте патриархии 27 сентября. В сообщении говорилось, что патриарх выступил, помимо прочего, за запрет хирургических и медикаментозных – то есть производимых с помощью таблеток – абортов. Позже в пресс-службе патриарха поспешили уточнить, что речь шла не о полном запрете на прерывания беременности, а на исключение абортов из системы обязательного медицинского страхования (ОМС). Кирилла поддержали и представители других конфессий - главный раввин России Берл Лазар и верховный муфтий Талгат Таджуддин.

По сути, это означает, что аборты могут стать платными для всех – и, возможно, весьма недешевыми. Поэтому малообеспеченным семьям придется рожать, соответственно, будут расти число «отказных» детей в детских домах, детская смертность и количество беспризорников, а также подпольных абортов. 

При этом сенатор Мизулина заявила, что полный запрет абортов проблему не решит


При этом сенатор Мизулина заявила, что полный запрет абортов проблему не решит.

Комментируя эту ситуацию, гендиректор Международного центра репродуктивной медицины Владислав Корсак в эфире интернет-канала «Фонтанка.Офис» заявил, что запрет абортов приведет к социальной катастрофе, а защитникам прав нерожденных детей стоит переключится с защиты эмбрионов на защиту сперматозоидов. 

С ним не согласилась детский омбудсмен Анна Кузнецова: «Весь цивилизованный мир не первый год выступает против такого явления, как аборты, и мы поддерживаем эту позицию, при этом, конечно, считаем, что этот вопрос требует системного подхода».

При этом не совсем понятно, какие именно страны имеет в виду новая уполномоченная по правам ребенка: Никарагуа, Сальвадор, Чили, Мальту и Филиппины, где аборты запрещены полностью, или Афганистан, Бангладеш, Египет, Иран, Ливию и Ирландию, где запрет на них может быть снят только в особых случаях.

«Весь цивилизованный мир не первый год выступает против такого явления, как аборты, и мы поддерживаем эту позицию, при этом, конечно, считаем, что этот вопрос требует системного подхода»


«Весь цивилизованный мир не первый год выступает против такого явления, как аборты, и мы поддерживаем эту позицию, при этом, конечно, считаем, что этот вопрос требует системного подхода».

Потом в дискуссию включились члены правительства и сенаторы. Вице-премьер Ольга Голодец заявила о том, что решение проблемы абортов должно быть «взвешенным», а заместитель министра здравоохранения Татьяна Яковлева предостерегла власти от поспешного внедрения таких мер. «Если резко сделать бесплатные аборты платными или запретить их, то их в любом случае будут делать, но только за деньги. Это сделает уязвимые слои населения беднее, а качественную помощь менее доступной», - сообщила она. Сенатор Елена Мизулина – автор старого скандального законопроекта о запрете абортов - неожиданно для многих выступила против тотального запрета абортов, заявив, что эта мера не поможет решить демографические проблемы.

Наша справка



В мае 2015 года сенатор Мизулина с группой авторов внесла в Госдуму законопроект, предполагающий запрет на свободную продажу «таблеток от беременности», запрет на аборты в коммерческих клиниках и некоторые другие ограничения. Законопроект не был принят.

«Черный протест» по-польски

Россия – не единственная страна, где активно обсуждается запрет абортов. Одновременно горячая дискуссия по этому поводу ведется в соседней Польше. 23 сентября в Варшаве на митинге протеста против запрета абортов собралось пять тысяч человек, а после этого по стране прошла акция #CzarnyProtest [#ЧерныйПротест - Russiangate]. В стране уже действуют серьезные ограничения на аборты: они разрешены лишь в случаях угрозы жизни женщины, опасности серьезного и необратимого повреждения зародыша и беременности в результате насилия или инцеста.

Из-за этого в Польше совершается от 10 до 150 тысяч нелегальных абортов в год по сравнению с 1-3 тысячами легальных. После бурного ответа общественности 352 из 428 депутатов парламента проголосовали против законопроекта о полном запрете абортов.

Поднялась волна общественной дискуссии, в которой приняли участие эксперты. Адвокат и эксперт по правам женщин Мари Давтян привела позицию Европейского суда по правам человека и ряда других международных органов, которые расценивают политику государства по запрету искусственного прерывания беременности как жестокое и бесчеловечное обращение с женщинами.

Такой же позиции придерживается Любовь Ерофеева, директор Российской ассоциации акушеров-гинекологов «Народонаселение и развитие», которая считает запрет абортов вредной инициативой и отмечает, что на повышение рождаемости данная мера никак не повлияет.

Дети в коробках

Параллельно с этим в России развивался другой скандал – с бэби-боксами. Специальные приемники для детей, в которых матери могут их анонимно оставить, скоро могут оказаться вне закона. Все та же сенатор Мизулина предложила ввести штраф до пяти миллионов рублей для компаний-производителей «коробок для детей» еще в июне 2016 года. Сенатор заявила: бэби-боксы поощряют отказы от новорожденных, повышают «риски торговли детьми» и нарушают «право ребенка на идентичность, то есть право ребенка знать, кто его биологические родители, каково его происхождение».

До этого, в сентябре 2015 года, депутат от ЛДПР Виталий Золочевский предлагал штрафовать компании-установщики бэби-боксов на 500 тысяч рублей. Бывший уполномоченный по правам ребенка Павел Астахов заявлял, что концепция бэби-боксов – то есть возможность безнаказанно избавиться от младенца – противоречит моральным принципам.

В сентябре 2016 года законопроект Мизулиной о запрете бэби-боксов получил положительный отзыв правительства. Или не получил: о положительном отзыве сенатор сообщила на своем сайте, однако в официальных базах документ (как и отзыв на него) размещен не был. По словам Мизулиной, в отзыве правительство ссылалось на международную Конвенцию о правах ребенка, которая запрещает «создавать места для оставления детей после рождения». В правительстве информацию об отзыве подтвердить отказались. 

Инициативу с бэби-боксами, как и с абортами, поддержали далеко не все. Член комитета Госдумы по вопросам семьи Ирина Чиркова раскритиковала законопроект и предложила оставить бэби-боксы. По ее словам, система оправдает свое существование, «если хотя бы в одном субъекте одну-две жизни [она] спасет». Ее сторонники ссылались на положительный опыт Краснодарского края: там за пять лет с помощью пяти боксов удалось спасти 17 новорожденных. Из этих детей каждый четвертый вернулся обратно к родителям.

Неожиданную поддержку сторонники бэби-боксов получили со стороны бывшего главного санитарного врача, а ныне депутата Геннадия Онищенко. «Мы все ужасаемся трагическим новостям, когда в мусорке в очередной раз находят умершего младенца. Запрет на бэби-боксы приведет только к одному: возрастет количество новорожденных, выброшенных на помойку или оставленных где-то в лесополосе без единого шанса выжить», - заявил Онищенко.

В поддержку «ящиков жизни» была создана петиция на сайте Change.org, где за нее проголосовали почти 240 тысяч человек. Авторы петиции уверены: наличие боксов возле роддомов и церквей может стать последним шансом выжить для нежеланного ребенка.

Вместо абортов и бэби-боксов

Аборты и «ящики жизни» можно запретить, но проблема нежеланных детей останется. Как с ними быть? Председатель Отдела по взаимоотношениям Церкви с обществом и СМИ Владимир Легойда уверен, что ответом может стать программа РПЦ по созданию приютов для матерей, попавших в сложные ситуации. «Проблема распространения абортов и оставления новорожденных детей может быть разрешена, если женщины увидят реальную альтернативу в виде помощи и участия в их судьбе со стороны общества и государства», - отметил Легойда.

Аборты и «ящики жизни» можно запретить, но проблема нежеланных детей останется


Аборты и «ящики жизни» можно запретить, но проблема нежеланных детей останется

Проблема сохранения жизни младенцам и проблема прерывания беременности – сложные и болезненные. Не только из-за того, что касается детей, но и потому, что у власти нет по ней четкой позиции.  Запретить бэби-боксы и аборты – значит, поднять волну подпольных операций по прерыванию беременности и убийств новорожденных —как это было в Советском Союзе.

Россия первой разрешила аборты

Сейчас это может показаться поразительным, но советская Россия была первой страной, где были законодательно разрешены аборты. 18 ноября 1920 года власти выпустили специальное постановление «Об искусственном прерывании беременности», которое позволило женщинам искусственно прерывать беременность, если это угрожает их жизни. Правда, этим правом россиянки и советские гражданки пользовались всего 16 лет: в 1936 году аборты в СССР вновь были объявлены вне закона. Вернули их в 1955 году. Другие европейские страны легализовали аборты гораздо позже: Великобритания — в 1967 году, США — в 1973, Франция и Австрия — в 1975, а Португалия — только в 2007 году.

В России строгого запрета на аборты после 1955 года не было. После официального разрешения количество абортов начало расти и достигло максимума в середине 1960-х, когда было зафиксировано 5,6 миллионов операций в год. В 1970-х — 1980-х годах среднегодовое число абортов превышало 4,5 миллиона операций в год, и в дальнейшем – вероятно, из-за появления качественных презервативов — операций становилось все меньше. В 1991 году в России было сделано 3,4 миллиона абортов, а в 2015 году – 848 тысяч. Официальная статистика, впрочем, не разделяет добровольные аборты и совершенные по медицинским показателям. Тем не менее она наглядно демонстрирует: эта медицинская процедура крайне востребована и сейчас. 

Что касается закона, то он трактует аборты крайне мягко: при сроке до 12 недель женщине достаточно желания для совершения процедуры, при изнасиловании аборт допускается на сроках от 12 до 22 недель, а по медицинским показаниям операция проводится на любом сроке. 

Аборты — женщинам

Вывести ли аборты из системы обязательного медицинского страхования? Оказывается, это вопрос не только морально-этический, но и экономический, и социальный. А кроме того - гендерный, ведь, как правило, именно мать принимает решение о том, прерывать ли беременность. Доступность бесплатных абортов — это не только меньше беспризорников и детских смертей, это еще и контроль над собственной жизнью для россиянок.  

Именно поэтому известная в либеральных кругах блогер Арина Холина заявила: «Я <…> сделаю [аборт] без малейших сожалений, если в этом будет необходимость. Просто потому, что я так захочу, потому что мне не будет хотеться ребенка. Без всяких особых медицинских показаний или других оправданий себя. Не в чем оправдываться. Это моя жизнь, мое право. И никто, ни один человек или бог не смеет внушать мне чувство вины».

Be First to Comment

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *