Press "Enter" to skip to content

Что происходит в деле главы «Юлмарта» Дмитрия Костыгина


Следственный комитет
noindex—>заявил/noindex—> о задержании по подозрению в мошенничестве Дмитрия Костыгина, одного из
noindex—>двухсот богатейших бизнесменов России/noindex—>, совладельца «Юлмарта», «Рив Гоша», «Улыбки радуги» и других компаний. Костыгину может грозить до десяти лет заключения. Слухи о сомнительной роли Костыгина в неудавшемся банкротстве «Юлмарта» ходят уже давно. Russiangate разбирался в истории якобы фиктивного банкротства, сложных отношений с кредиторами и многолетних конфликтов Костыгина с акционерами принадлежащих ему компаний.


Мажоритарии и миноритарии

Еще в марте 2016-го совладелец первого российского онлайн-ретейлера «Юлмарт» Дмитрий Костыгин в интервью «Ведомостям»
noindex—>рассказывал/noindex—>, что в 2017 году компания выйдет на новый уровень. Тогда же Костыгин говорил о невозможности получить кредит для «Юлмарта» — по его словам, компания существовала на собственные средства, которых было достаточно. Через месяц после интервью «Юлмарт»
noindex—>получил/noindex—> кредит на 1 млрд рублей в Сбербанке.

Этот кредит и стал поводом к возбуждению уголовного дела  по части 4 статьи 159.1 УК РФ — «мошенничество в сфере кредитования в особо крупном размере». По версии следствия, «Юлмарт» получил кредит, скрыв информацию о своих долгах, в то время как защита Костыгина уверена, что Сбербанк знал о задолженностях компании.

noindex—>Конфликт/noindex—> акционеров «Юлмарта», начавшийся в 2016 году, привел к проблемам с кредиторами. Впрочем, в Сбербанке
noindex—>считают/noindex—>, что еще на момент получения кредита мажоритарии компании Костыгин и его многолетний бизнес-партнер Август Мейер уже приняли решение о проведении фиктивного банкротства компании и начали предпринимать шаги в этом направлении.     




Август Мейер Фото: Светлана Холявчук / ТАСС

В 2008 году Алексей Никитин, раньше торговавший компьютерами,
noindex—>открыл/noindex—> первый маркет «Юлмарта» вместе с Сергеем Федориновым, бывшим гендиректором компании «Комбриг». Позднее в «Юлмарт» пришел друг Никитина Михаил Васинкевич, который и привлек к участию в бизнесе американца Августа Мейера. Так в «Юлмарте» появился Дмитрий Костыгин, давний партнер Мейера. В 2015-м доля Никитина перешла к Васинкевичу (правда, Костыгин в 2016
noindex—>говорил/noindex—>, что долю Никитина выкупили не полностью, и он неформально остается в числе акционеров).

К 2016 году акционеры
noindex—>разошлись/noindex—> во взглядах на будущее компании, и Костыгин с Мейером оказались в конфликте с Васинкевичем. Осознав, что мирно разойтись не удастся, опасаясь захвата компании со стороны Костыгина и Мейера, Васинкевич попытался продать свою долю акций, в том числе и через суд. Костыгин не уступал: в сентябре 2016-го суд
noindex—>арестовал/noindex—> имущество Васинкевича. Иск Костыгина о кредите на полмиллиарда от Газпромбанка, по которому поручителями были Костыгин и Васинкевич,
noindex—>закончился/noindex—> передачей долга «Балтийской электронной площадке», которая обратилась в суд с заявлением о банкротстве нескольких компаний «Юлмарта».  

Рейдерский захват

Бывшие партнеры обвиняют Костыгина в нечистоплотности не впервые. В конце 1990-х Костыгин познакомился с Мейером, который впечатлился бизнес-успехами Костыгина и решился инвестировать в Россию. В 2001-м Костыгин и Мейер инвестировали в проект петербургского предпринимателя Олега Жеребцова  — «Лента». С Жеребцовым партнеры вначале поладили, но потом
noindex—>разругались/noindex—>, и он начал делать собственный проект — сеть супермаркетов «Норма». В ответ Мейер сместил Жеребцова с поста главы компании. Потом Жеребцов попытался уволить нового главу, дело дошло до суда.

В «рейдерском захвате» компании Костыгина
noindex—>обвинял/noindex—> и предприниматель Алексей Остроухов, основатель Dream Industries, запустившей электронную библиотеку Bookmate и образовательный проект «Theory And Practice». Костыгин инвестировал деньги в компанию, после чего договорился о смещении основателя Остроухова с поста главы компании с двумя другими инвесторами. Остроухов обвинил акционеров в захвате, назвав Костыгина идеологом рейдерства, и обратился в суд. Интересы Остроухова представляла инвест-компания А1, юристы которой позднее помогали и Васинкевичу. Конфликт
noindex—>завершился/noindex—> только в 2014 году выходом Остроухова, долю которого выкупили другие акционеры.




Дмитрий Костыгин Фото: Семен Кац для РБК

Тогда же Остроухов
noindex—>заявлял/noindex—>, что и Костыгин по той же схеме «захватил» «Рив Гош». Других подтверждений этому нет. В 2016-м Костыгин
noindex—>говорил/noindex—>, что «Рив Гош» — единственная компания, которая на тот момент приносила реальную прибыль. Сейчас в «Рив Гоше» может появиться собственное уголовное дело: в апреле 2017 года по подозрению в получении взятки был задержан топ-менеджер сети Александр Большов. Как
noindex—>сообщала/noindex—> «Фонтанка», Большов отвечал за строительные работы компании. Он получил 2 млн рублей от представителя компании-подрядчика, сразу после чего был задержан. По данным издания, уголовное дело может быть возбуждено по 204 статье Уголовного кодекса — «коммерческий подкуп». Никакой информации о том, что происходило с Большовым после задержания и как связаны с делом владельцы компании, нет.

Тайна переписки

Осенью 2016 года банкротить «Юлмарт»
noindex—>начал/noindex—> бизнесмен Олег Морозов. О Морозове практически ничего не известно: Костыгин однажды
noindex—>назвал/noindex—> его «давним партнером», другой информации нет. Выяснилось, что в 2015 году Костыгин выступил кредитором собственной компании, передав ей 250 млн рублей. Костыгин переуступил Морозову долговые обязательства «Юлмарта» по этому займу, что и дало тому возможность обратиться с заявлением по поводу НАО «Юлмарт», владевшей доменом и товарным знаком кибермаркета.

Сейчас в сети можно найти якобы переписку Костыгина времен подачи иска. В июне 2017 года выдержки из переписки и ссылки на файл с полной версией
noindex—>появились/noindex—> на сайте «Штык.ком». В интернете
noindex—>развернулось/noindex—> обсуждение политики развития компании: Костыгина, открещивавшегося от кредитов, обвиняли в том, что «Юлмарт» выживал исключительно за счет постоянного кредитования и перекредитования. Из переписки следует, что Костыгин изначально планировал подать исковое заявление к «Юлмарту» о возврате займа самостоятельно, чтобы запустить процедуру банкротства и в России, и на Мальте, где зарегистрирована головная компания.

Ирония в том, что за год до этого Костыгин
noindex—>говорил/noindex—> о планах запустить собственный мессенджер, который мог бы составить конкуренцию Telegram и Whatsapp. По мнению предпринимателя, мессенджеры, отстаивающие тайну переписки, в любой момент могут быть отключены — а большинству россиян, как и самому Костыгину, тайна вообще не нужна.

Банкротство

Морозов обратился с иском о взыскании долга в Приморский суд Петербурга, выиграл суд, и в ноябре подал в арбитраж заявление о банкротстве компании. В исках, которыми оброс «Юлмарт», легко запутаться: деньги через суд взыскали
noindex—>ВТБ/noindex—>,
noindex—>Сбербанк/noindex—>. Костыгин
noindex—>подал/noindex—> встречный иск к Сбербанку,  заявления о банкротстве к «Юлмарту» направили компании «Консультационная группа «Санация» и «Балтийская электронная площадка», которые,   
noindex—>по сообщениям СМИ/noindex—>, тоже принадлежат другу Костыгина — бизнесмену Алексею Васильеву. Кажется, из всех кредиторов банкротства не жаждет только Сбербанк, которому в этом случае станет гораздо сложнее получить свои деньги.




Дмитрий Костыгин в суде Фото: Евгений Павленко / «Коммерсантъ»

Похожие процессы происходили и за границей: в 2016 году Кипр
noindex—>арестовал/noindex—> счета головной компании «Юлмарта» — Ulmart Holding Limited по иску якобы друга Костыгина, предпринимателя Михаила Скигина (Михаил Васинкевич не исключал, что долговые обязательства на самом деле были выкуплены Костыгиным) в суд Британских Виргинских островов
noindex—>обратился/noindex—> инвестфонд Templeton Asset Management Limited с требованием о банкротстве Ulmart Holding, а вилла Костыгина на Лазурном Берегу и его некоторые зарубежные счета были
noindex—>арестованы/noindex—>.

Впрочем, несмотря на победу Морозова в иске о взыскании долга, процедуру банкротства провести не удалось: Сбербанк обратился в Смольнинский суд с требованием признать договор об уступке долга Морозову недействительным, и в апреле 2016 иск был
noindex—>удовлетворен/noindex—>.

Сейчас Костыгин на два месяца
noindex—>оказался/noindex—> под домашним арестом: такое решение вынес Смольнинский районный суд Петербурга 12 октября. Его обвиняют в предоставлении заведомо ложных сведений Сбербанку в момент получения кредита. Также в производстве следствия находится дело об уклонении «Юлмарта» от уплаты налогов. По
noindex—>словам/noindex—> адвоката Костыгина, причиной возбуждения дела является конфликт акционеров: Сбербанк может действовать в интересах компании А1, которая в свою очередь консультирует бывшего партнера Костыгина по «Юлмарту» Михаила Васинкевича. Статус неудавшегося кредитора «Юлмарта» Олега Морозова и бывшего гендиректора компании Сергея Федоринова, у которых также
noindex—>проводились/noindex—> обыски по делу, пока неизвестен.

Be First to Comment

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *