Press "Enter" to skip to content

Год трагедии в детском лагере в Карелии

Год назад в Карелии в детском лагере на озере утонули 14 детей. Расследование уголовного дела завершено, обвиняемых ожидает суд. Михаил Шубин вспоминает историю трагедии и рассказывает, что произошло после нее.


Днем 18 июня 2016 года 47 подростков и четыре инструктора детского лагеря «Парк-отель «Сямозеро» вышли на двух каноэ и надувной лодке на Сямозеро. По плану они должны были проплыть около трех километров через озеро до одного из пляжей.

За день до похода подросткам пришли на телефон
noindex—>сообщения/noindex—> от МЧС о надвигающемся шторме, школьники рассказали об этом инструкторам. Те, в свою очередь, попытались уговорить руководство лагеря перенести поход на другой день.

«Инструкторы, насколько я знаю, чуть ли не на коленях умоляли директора лагеря не отпускать нас в поход. Но она вообще не соглашалась: «Значит так, ребята, либо ваш отряд отправляется в поход и мне плевать каким образом, либо студентам, которые здесь практикуются, все придется пройти заново. Эта практика не засчитается». Был поставлен ультиматум», — позже
noindex—>расскажет/noindex—> один из выживших подростков, Александр Браун.

Через 40 минут после отплытия оба каноэ опрокинулись. В каждом из них было по 12 детей с одним инструктором, всего 26 человек. 14 подростков от 12 до 15 лет утонули, не доплыв до берега. Надувную лодку прибило к одному из островов, 23 ребенка и два инструктора заночевали на нем. Как
noindex—>выяснится позже/noindex—>, два каноэ были перегружены, одно из них было технически неисправно, а спасательные жилеты – неподходящих размеров.

Директор лагеря Елена Решетова и ее заместитель Вадим Виноградов хотели скрыть трагедию и решили не сообщать о случившемся в МЧС. Вместо этого Решетова
noindex—>позвонила/noindex—> знакомым, которые на лодках поплыли к месту трагедии. Кроме того, на звонок в «скорую» от детей не отреагировала фельдшер: она
noindex—>приняла его за шутку/noindex—>.

2.2.jpg


Юлия Король, которая спасла пять школьников, получила награду от главы МЧС России Владимира Пучкова, фото – mchs.gov.ru

Одна из выживших подростков – Юлия Король – 
noindex—>помогла/noindex—> пяти другим школьникам выбраться на берег, двоих вытащила из воды на себе. После этого, пройдя несколько километров до ближайшего поселка Кудам, она рассказала о случившемся местным жителям, которые вызвали МЧС. Спасательная операция была объявлена только на следующий день – 19 июня в 12 часов дня, через 20 часов с момента крушения.

Экстренным службам удалось спасти 33 ребенка и четверых инструкторов. В больницы попали 12 подростков с различными травмами и переохлаждением. После случившегося детский лагерь «Парк-отель «Сямозеро» закрыли.

Московская мэрия

Детей на отдых отправил московский Департамент труда и соцзащиты: в 2016 году ведомство столичной мэрии заключило госконтракт с организацией «Парк-отель «Сямозеро» на сумму 45,3 млн рублей. На эти деньги департамент купил 1478 детских путевок. Это – не первый контракт, заключенный мэрией Москвы с этой фирмой. За два года (2014–2016) детский лагерь выиграл контракты с московским департаментом соцзащиты на 110 млн рублей, все они касались отдыха детей в «Парк-отеле «Сямозеро».

Кроме того, детский лагерь пять лет (2011–2016) выигрывал тендеры от Минздрава Карелии (на общую сумму 33 млн рублей). Также в копилке госконтрактов у компании есть два договора с Министерством соцзащиты Мурманской области (796 тыс. рублей) от 2011 года, все эти контракты тоже касались организации детского отдыха.  

Согласно базе данных «Контур.Фокус», во многих аукционах конкурентом ООО «Парк-отель «Сямозеро» была компания «Карелия-Опен», которая регулярно проигрывала госторги. В этой истории есть небольшой коррупционный нюанс: учредитель ООО «Карелия-Опен» – Галина Лисина. Бизнесвумен ранее была партнером Елены Решетовой, директора злополучного лагеря и победителя госаукционов.

3.jpg


Схема – 
noindex—>takiedela/noindex—>

Кроме того, директор российского отделения Transparency International Илья Шуманов писал: при нормальном анализе репутации «Парк-отеля «Сямозеро» компания не смогла бы получить крупный госконтракт на 45,3 млн рублей из-за имеющихся долгов и судебных исков.

Центр антикоррупционной политики партии «Яблоко» выявил, что требования к поставщику услуг в техзадании рокового госконтракта скопированы с сайта проигравшей «Карелии-Опен». Это «совпадение» выглядит странным: вероятно, чиновники и бизнесмены сговорились, чтобы обойти систему госзакупок.

Техническое задание для контракта, как и сам контракт с ООО «Парк-Отель «Сямозеро», в 2016 году подписывала замруководителя Департамента труда и соцзащиты Москвы Татьяна Барсукова. Это следует из контракта, опубликованного на сайте госзакупок.

20 июня 2016 года в Департаменте труда и соцзащиты Москвы прошли обыски. В комментарии представитель СК Владимир Маркин также сообщал, что обыски прошли и в Управлении Роспотребнадзора по Республике Карелия, где следователи изъяли документацию.

«Следователи намерены проверить деятельность должностных лиц, курировавших организацию детского отдыха, и, в частности, выяснить, как функционировал лагерь, как велась подготовка к походу, каков был уровень подготовки инструкторов и другие важные вопросы», — говорил Маркин.

Только в конце апреля 2017 года появилась информация: Следственный комитет возбудил уголовное дело против чиновников московской мэрии по статье «халатность, повлекшая по неосторожности смерть двух или более лиц».

«То, что ведется следствие по статье «халатность», – это попытка коррупционное преступление свести к недостаточному контролю. Это явно не единственное, в чем замешано руководство департамента, которое два года ограничивало конкуренцию ради сомнительной турфирмы. Совпадения здесь исключены, речь идет об участии чиновников в коррупционном сговоре», – сообщалось на сайте антикоррупционного центра «Яблока».

Уголовные дела и проверки

После гибели детей в июне 2016 года Следственный комитет возбудил уголовные дела по статьям «оказание услуг, не отвечающих требованиям безопасности; «халатность, повлекшая смерть двух и более лиц» и «оставление в опасности».

Директор детского лагеря Елена Решетова – под домашним арестом, ее заместитель арестован. Бывший глава карельского управления Роспотребнадзора Анатолий Коваленко чуть менее 10 месяцев находился под домашним арестом, после чего суд его освободил. Еще один фигурант дела – инструктор Валерий Круподерщиков – находится под подпиской о невыезде.

Фельдшера Ирину Щербакову, принявшую просьбу детей о помощи за шутку, в апреле 2017 года приговорили к трем годам колонии-поселения с отсрочкой приговора до 14-летия ее дочери. Следствие посчитало, что если бы не ее действия, спасательная операция могла начаться раньше на 18 часов.

8.jpg


«Камень скорби». Фото: пресс-служба правительства Карелии

После трагедии в Карелии по поручению президента начались массовые проверки детских лагерей по всей России. К сентябрю 2016 года Генпрокуратура выяснила, что более 140 организаций и частных лиц организовывали отдых детей без разрешительной документации, в не приспособленных для этого местах и с различными нарушениями санитарно-эпидемиологических и противопожарных норм.

Всего же выявили более 20 тыс. нарушений закона. К дисциплинарной ответственности привлекли 3 тыс. человек, к административной – более 2,5 тыс. человек. Возбуждено 15 уголовных дел. В сообщениях не было сказано, связаны ли наказанные детские лагеря с системой госконтрактов.

Федеральная антимонопольная служба Москвы возбудила дело в отношении компаний Решетовой, обвинив их в картельном сговоре. «В результате расследования ведомством были собраны доказательства, свидетельствующие о наличии признаков антиконкурентного соглашения между ООО «Парк-Отель «Сямозеро» и ООО «Карелия-Опен» при участии в пяти аукционах на общую сумму свыше 82 млн рублей», – говорилось в соответствующем заявлении ФАС.

Как отчиталась ФАС позже, начиная с 2014 года, картель Решетовой и Лисиной выиграл шесть аукционов у московского Департамента труда и защиты населения. Из 101,4 млн рублей, полученных от столичной мэрии, 64,8 млн рублей были получены незаконно.

«Это не мы выбирали, а электронный аукцион. Они, согласно правилам электронного аукциона, выиграли этот аукцион. Но при этом все разрешительные документы у них были в наличии, то есть требования, которые мы предъявляли в аукционе, они документально их исполняли», — заявил глава департамента Владимир Петросян после трагедии.

Изменения

Спустя ровно два месяца после трагедии на Сямозере премьер-министр Дмитрий Медведев распорядился убрать услуги по организации отдыха детей из системы электронных аукционов. Как заявил представитель Минэкономразвития, «отныне для отбора контрагентов государственные и муниципальные органы смогут использовать более широкий набор процедур», чем цена контракта.

В конце декабря 2016 года президент России Владимир Путин подписал закон об охране жизни и здоровья детей. Документ определяет единые требования для организации отдыха детей, а также регламентирует организацию туристических маршрутов. При этом, если детский лагерь организует поход, он должен сообщить о маршруте и сроке похода в государственные органы (вероятно, имеются в виду экстренные службы – прим. ред.).

Детские лагеря обязали создавать безопасные условия для отдыха детей, обеспечивать за ними присмотр и уход, а также соблюдать требования антитеррористической безопасности. Кроме того, на месте купания детей теперь должны находиться спасательные пункты.

Обещали создать профессиональные стандарты для персонала, работающего с детьми – чтобы отфильтровать неквалифицированных сотрудников.

10.jpg


Спасение детей. Фото: Игорь Подгорный/ТАСС

Помимо этого, обещали создать реестр детских лагерей, в котором можно посмотреть информацию о результатах проверок. Сейчас можно найти подобные документы на сайтах региональных властей: в тех регионах, куда чаще всего отправляют детей на отдых – например, в Адыгее и в Краснодаре. Подобный реестр создали в Коми еще в сентябре 2016 года: в нем числится семь лагерей, только один из них частный.

Согласно Единому государственному реестру юридических лиц, Елена Решетова продолжает владеть тремя компаниями: ООО «КарелияОпен», ООО «Санаторно-оздоровительный центр «Сямозеро», ООО «Парк-Отель «Сямозеро».

За последние 12 месяцев к организации «Парк-Отель Сямозеро» было подано 12 арбитражных исков, большинство из них – от министерств и департаментов Карелии.

Суд с Департаментом труда и социальной защиты населения Москвы компания уже проиграла – 6 февраля 2017 года столичный Арбитражный суд постановил взыскать с нее 2,6 млн рублей. Эти деньги компания выплатит за «неисполнение или ненадлежащее исполнение обязательств по договорам возмездного оказания услуг».

Согласно официальному сайту департамента, московские власти выплатили семьям погибших детей по 1 млн рублей на одного родителя из столицы . Согласно отчету, всего власти потратили 14 млн рублей. Семьи пострадавших (33 ребенка) получили 9,9 млн рублей – то есть по 300 тыс. рублей соответственно.

Чиновники из Департамента соцзащиты населения Москвы не пострадали: глава департамента Владимир Петросян и подписавшая бумаги Барсукова продолжают занимать свои должности до сих пор. Барсукова, если верить официальному сайту, занимается организацией оздоровительного отдыха для детей-сирот и детей, находящихся в трудной жизненной ситуации.

Отправить ребенка на летний отдых

Департамент труда и соцзащиты населения Москвы больше не заключает контрактов на летний отдых – они организуют поездки только для детей с различными заболеваниями.

Отдых «льготных» категорий граждан перешел в ведомство ГАУК «Мосгортур», подведомственного городскому Департаменту культуры. С апреля 2016 года госпредприятие получило контрактов от департаментов разных городов контрактов на 90 млн рублей.

Комитет по соцзащите населения Ленобласти заключил контракт с Мосгортуром на 9,2 млн. Областной центр внешкольной воспитательной работы Сахалинской области выделил 29,3 млн рублей на детский отдых в августе 2016 года, а в марте 2017 года – 23 млн рублей. Услуги заказывали Липецкая область (2,6 млн рублей) и Республика Карелия (10,9 млн рублей).

Теперь схема устроена так: департамент заключает контракт с «Мосгортуром», а госпредприятие уже само находит частного поставщика. Правда, проблема остается прежней: формально деньги проходят через ту же самую систему госзакупок, только в системе появилось дополнительное звено, которое теперь и будет решать, с кем ему работать.

Be First to Comment

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *