Press "Enter" to skip to content

Не террористы, а борцы с коррупцией

В феврале Transparency International обнародовала доклад, в котором на примерах ИГИЛ*, «Боко харам» и ситуаций в Ливии и Ираке напрямую связывает коррупцию с процветанием насильственного экстремизма. Russiangate публикует сокращенный адаптированный перевод этого исследования.


«Религиозная коррупция, финансовая коррупция, политическая коррупция и падение нравов в обществе. Все это вы получаете в странах, которыми управляют тираны, но не в халифате, Исламском государстве», – такая запись из твиттера одного из симпатизантов ИГИЛ* приводится в докладе в качестве эпиграфа.

Исследование Transparency International показывает, что антикоррупция, безопасность и справедливость часто являются центральными понятиями, на основании которых радикальные движения стараются завоевать себе поддержку, и что коррупция такие группировки только усиливает, являясь самым мощным орудием в арсенале насильственного экстремизма. Привычка же либеральных демократических режимов помещать насильственный экстремизм и терроризм в рамки и терминологию «глобального столкновения ценностей» и фокусироваться на идеологической составляющей этих явлений приводит к недооценке роли эксплуататорских и хищнических государственных структур в создании условий, благоприятных для благоденствия различных радикальных экстремистских группировок.

Коррупция способствует созданию таких условий тремя путями. Первый – когда экстремистские группировки опираются на общественное недовольство, вызванное злоупотреблением властью, и используют эти настроения как средство для радикализации и вербовки новых сторонников. Во втором случае коррумпированные государственные институты сами оказываются фактическими пособниками радикалов – например, когда связи между организованными преступными группировками с одной стороны и коррупмированными чиновниками с другой обеспечивают поставки финансов и оружия.

В третьем случае проблема заключается в том, что ослабленные коррупцией государственные институты оказываются не в состоянии выполнять свои прямые функции по обеспечению безопасности населения, особенно когда экстремистские группировки начинают применять насилие.

ИГИЛ* как высокоморальные борцы с коррупцией

Коррупция и злоупотребление должностными полномочиями, как выяснилось в ходе исследования, очень беспокоят членов и сторонников ИГИЛ*. Группировка старается позиционировать себя в качестве альтернативы, свободной от коррупции и административно эффективной, которая в состоянии обеспечить безопасность и справедливость и для которой характерны политическая и моральная чистота.




Источник — Vice.com

Чтобы оправдать свою деятельность, ИГИЛ* использует недовольство населения, вызванное коррупцией, и в своей медиапропаганде регулярно обращается к проблеме коррупции со стороны властей региона, обращая внимание на масштабные хищения средств из государственных фондов, взяточничество сирийских и иракских чиновников и кумовство. На фоне этого группировка преподносит себя как тех, кто от подобных пороков избавлен, кто высокоморален, чист и непорочен. Также сторонники ИГИЛ* выражают недовольство коррумпированными судами и рисуют идиллическую картину жизни, в которой именно они создадут эффективную судебную систему и станут альтернативным поставщиком государственных услуг. Еще ИГИЛ* претендует на роль защитников ущемленных групп от дискриминации – как, например, в случае суннитов, которых постоянно притесняют местные власти, нарушая законы. Наконец, именно коррупционерами ИГИЛ* клеймит международное сообщество, особенно США и Запад. Союзники США и Запада объявлены замешанными в преступлениях и моральном разложении.

Утопия «Исламского государства»* рисует картину мира, в котором идеальное (и исламское) государство представлено как рай, в котором нет места порокам, в котором воплощаются в жизнь различные моральные добродетели и торжествует религиозная легитимация нормативного порядка. В книге под названием «Управление дикостью» – одном из фундаментальных текстов ИГИЛ* – о коррупции говорится следующее:

«То и дело происходит ослабление масс, которые очнулись от своего безрассудства, посредством армии и полиции тех государств, которые считают это своей фундаментальной задачей, для которой они накапливают богатство. Это защищает эти режимы либо защищает вращение правящего режима на орбите одной или двух сверхдержав <…> Вторая сила, которая может вернуть общество к справедливости, вере и ценностям – даже если это частично соответствует Сунне, – это сила армий. Государства увлеченно расхищали средства и откупались, так что они выполняют не эту функцию, а скорее противоположную».

роликИГ.jpg


Кадр из пропагандистского ролика ИГ*, где организация рассказывает о том, как заботится о здоровье мирных граждан. Источник — The Mirror

В том же тексте отмечается, что угнетателям и коррупционерам не миновать возмездия за свои поступки: «Поскольку Он мудрый, справедливый Господь, который воздерживается от угнетения, Он никогда не позволит угнетателю угнетать и подкупать безнаказанно».

В одной из публикаций в журнале «Дабик» – англоязычном пропагандистском интернет-издании «Исламского государства»* – написано следующее:

«Разве вы не видите союзников этих тиранов? Разве вы не видите тех, кто распространяет коррупцию на Земле? Разве вы не видите шпионов, которые повсюду рыскают? Разве вы не видите реактивные истребители над ними, которые их защищают? Вы боретесь, чтобы эти люди правили благословенной землей Шама?»

В данном случае под «тиранами» подразумеваются правительства Ирака и Сирии, но вообще, отмечают исследователи, это слово часто используется как синоним слов «государство» или «правительство». В общем, согласно нарративу ИГИЛ*, граждане должны выбрать между поддержкой деспотических коррумпированных режимов и объединением с угнетенными революционерами, которые готовы бороться за моральные и политические добродетели и за целостность государственных институтов.

«А кто выступает против Исламского Государства? Алкаши, которые боятся хадда; коррумпированный чиновник, который всю жизнь живет за счет взяток; морально распущенные и морально вырождающиеся», – приводится в исследовании твит одного из сторонников ИГИЛ*.

роликИГ2.jpg


Пропагандистское видео ИГИЛ*, удалено с Youtube за нарушение правил сайта

На подконтрольных ИГИЛ* территориях Сирии и Ирака группировка взяла на себя основные функции государства: в частности, установила судебную и полицейскую систему, занялась сбором налогов, коммунальным и медицинским обслуживанием, обеспечивает доступ к воде и электричеству. На контрасте с коррупцией и провалами предыдущих режимов своим новобранцам ИГИЛ* предлагает режим, который в состоянии обеспечить безопасность и справедливость в сочетании с возможностью мести государству, которому это все обеспечить оказалось не по силам.

Например, на подконтрольных ИГИЛ* территориях была установлена довольно изощренная бюрократическая система, и, судя по всему, она имеет некоторый успех. Бывшие ливийские военнослужащие характеризуют установившуюся систему правосудия как вполне предсказуемую и хорошо организованную.

«ИГИЛ* вовсе не так жестоко, каким был режим. При ИГИЛ*, если вы ничего дурного не сделали – согласно их стандартам, не нашим – они вас не побеспокоят», – рассказывает бывший сирийский госслужащий.

«Впервые за долгие годы мусульмане живут в безопасности и их торговля процветает… Шариатские суды учреждены в каждом городе и судят по законам Ислама. Коррупция, ранее неизбежная часть жизни Ирака и Сирии, сведена фактически к нулю, и уровень преступности значительно снизился», – хвастается журнал «Дабик».

Проведенный в 2015 году организацией Greenberg Quinlan Rosner Research опрос показал, что граждан Ирака больше всего беспокоили проблемы безопасности (48%), коррупции (43%) и обеспечения базовых услуг (37%). Неспособность коррумпированных правительств удовлетворить базовые нужды населения привела к тому, что теперь этим занимается ИГИЛ* и использует эту деятельность для нужд своей пропаганды: в частности, члены группировки протягивают новые линии электропередач и телефонные линии, красят заборы, стригут деревья, закрывают магазины, торгующие некачественными продуктами, уничтожают поддельные медикаменты, обеспечивают вывоз мусора с улиц и т. д.

C5sgHVlWgAETbqX.jpg


Одно из запрещенных изданий, @p_vanostaeyen, Twitter

Разумеется, ко всем этим сведениям нужно относиться критически и исключительно как к нарративу, посредством которого ИГИЛ* старается завоевать поддержку, предупреждают исследователи. Согласно сообщениям с подконтрольных ИГИЛ* территорий, там не хватает воды, медикаментов и электроснабжения, что привело к распространению заболеваний. В то время как ИГИЛ* отчиталось о создании в Ракке кухни для нуждающихся, один из местных активистов сообщил журналистам о длинных очередях за этой едой, в то время как сами члены ИГИЛ* ни в чем себе не отказывают: «Они едят все самое лучшее и хвастаются о себе и своем «Халифате» в социальных сетях», – отметил он. «Людям приказано платить «налоги» под предлогом финансирования общественных работ. Во многих местах вместо этих так называемых «работ» мы не видим практически ничего», – рассказывает фотожурналист из Ракки.

Разумеется, исламский фундаментализм – важная часть месседжа ИГИЛ*, отмечают исследователи. Но этот месседж оказывается значительно шире, чем просто продвижение религиозных догм, и включает в себя ответы на практические нужды населения. Для многих жителей Ирака и Сирии такие сообщения выглядят вполне достойными – особенно для тех, кто лично столкнулся с коррумпированными властями и силовиками, кто видел последствия иностранного военного вмешательства и десятилетиями подвергался дискриминации за свою веру, и кто обнаружил, что на правительство нельзя полагаться даже в деле обеспечения базовых услуг. Поэтому, возможно, гораздо более тревожный знак – это даже не фанатизм группировки ИГИЛ*, а их умение соединить этот фанатизм с сообщениями, которые находят отклик у фрустрированного населения.

Deadly-reaper-bombing-drone.jpg


Группировка записывает много видео обо всем: о коррумпированности чиновников и о том, как они провели атаку с помощью дрона

Ливия – случай, когда можно нарушать правила

Некоторая ирония в сложившейся ситуации заключается в том, что, хотя экстремистские группировки и претендуют на роль борцов с коррупцией, реально они сами прибегают к подобным практикам, чтобы обеспечить себе поставки оружия и всего необходимого – коррупция необходима им для выживания. После Арабской весны масштабы контрабанды на границе Ливии и Египта серьезно увеличились, и подобные практики, хоть и рискованные, стали для многих людей основным источником дохода. Если раньше из Ливии в Египет отправлялись в основном еда и АК-47 в обмен на алкоголь и гашиш, то теперь в этом списке товаров присутствуют наркотики, тяжелое вооружение и люди.

В случае Ливии расцвету экстремистских группировок прямо поспособствовало наследие 42-летнего правления Муаммара Каддафи. Режим Каддафи привел к маргинализации государственных институтов, и к концу его правления такие институты, как «правительство» и «парламент», оказались заменены «народными комитетами», организованными по родовому принципу. Каддафи контролировал эту систему полностью, комбинируя репрессии и выделение финансов. По сути, это был клептократический режим, выгодный в первую очередь самому Каддафи, членам его семьи и союзникам.

Именно коррупция и политические репрессии со стороны режима Каддафи были основными факторами, которые привели к массовым протестам и ускорили падение этого режима. Правда, пришедшие к власти после Каддафи победить коррупцию не смогли – 66% опрошенных для исследования сообщили, что случаев коррупции меньше не стало. В то время как переходные правительства сами по себе могли быть и не коррумпированными, для эффективной борьбы с коррупцией не хватало ни политической воли, ни институтов. Это, разочарование в политике и образовавшийся в результате конфликта вакуум власти в совокупности создали благоприятную среду для того чтобы вооруженные внегосударственные структуры превратились в основных игроков на политической и социальной арене. Когда-то сконцентрированная в руках Каддафи власть перешла к многочисленным новым партиям, группировкам и бандам.

ISIS-use-computer-game-kids-to-pilot-new-killer-drones-that-drop-bombs-on-battlefield.jpg


Кадр из ролика ИГИЛ*

Несмотря на свою ярую антикоррупционную риторику, ИГИЛ* в Ливии, как подтверждают несколько источников, при помощи проводников платит взятки офицерам с обеих сторон Ливийско-Египетской границы, чтобы обеспечить себя различными товарами – в частности, опрошенные во время исследования утверждают, что иных путей для ввоза оружия просто не существует. Чтобы оправдать эту практику, они ссылаются на норму ислама, которая разрешает различные запрещенные практики, если они необходимы для выживания.

Опрошенные утверждают, что для покупки оружия ИГИЛ* использует наличные деньги и наркотические средства, в том числе трамадол, гашиш, опиум и кокаин. В то время как лидеры ИГИЛ* используют наркотики для осуществления транзакций и торговли, употребление наркотиков среди бойцов строго запрещено и может закончиться публичной казнью. Один из бывших наемников также утверждает, что в ИГИЛ* ему платили не только наличными, но и трамадолом, который он потом перепродавал.

Довольно сложно что-либо противопоставить антикоррупционной риторике, которую используют экстремистские группировки в случае Ливии для оправдания своей деятельности, в том числе насилия и убийств, потому что наследие Каддафи оставило серьезный отпечаток – коррупция играла в стране едва ли не историческую роль, а новые власти победить ее не смогли, и именно поэтому антикоррупционный месседж со стороны ИГИЛ* находит здесь много сторонников. Правда, с другой стороны, участие группировки в контрабанде, торговле оружием и наркотиками и их сотрудничество с должностными лицами обнажает лицемерие подобных группировок, заключают исследователи.

Ирак — «солдаты-призраки» и бронетехника без колес

В декабре 2014 года, спустя полгода после захвата иракского Мосула боевиками ИГИЛ*, новый премьер-министр Ирака сообщил, что в ходе проверки военной документации было обнаружено существование около 50 тысяч «солдат-призраков». Эти солдаты существовали только на бумаге, однако никогда не появлялись ни на тренировках, ни на войне. И, судя по всему, это была только верхушка айсберга, которая стоила вооруженным силам Ирака $380 млн ежегодно – зарплаты «солдат-призраков», скорее всего, оседали в карманах командования и старших офицеров. В 2013 году подобная проблема уже возникала, но ничего предпринято не было.

Проведенное Transparency International в 2014-2015 годах исследование показало, что никаких норм, которые могли бы предотвратить появление таких схем, в Ираке попросту не существует. Таким образом, результатом бездействия в мирное время оказалась ситуация, когда в критический момент на бумаге в дивизии было указано 25 тыс. солдат, а по факту их было в лучшем случае 10 тыс. человек. В одном из отрядов, где предполагалось наличие 2,5 тыс. бойцов, на самом деле их оказалось 500. Один из генералов, прибыв в Мосул, обнаружил, что оборудование сломано, на контрольно-пропускных пунктах не хватает людей, а одна из военных частей, где должно было в теории находиться 500 человек, располагает только 71 бойцом.

Обнаружилось, что иракским военным не хватает не только собственно людей, но еще еды и оборудования. Например, ответственные за снабжение бойцов едой офицеры должны были вычитать стоимость продуктов из их зарплаты, но реально они зачастую просто клали эту разницу себе в карман, вынуждая солдат самостоятельно добывать себе еду и воду на гражданских рынках. Поставленные в такие условия солдаты часто прибегали к вымогательствам у местного населения, принуждали гражданское население к взяткам в обмен на освобождение из-под ареста, что отрицательно сказывалось на их взаимоотношениях. Также это привело к тому, что военное топливо, амуниция, запчасти и инструменты отправились на черный рынок, и бронированная военная техника осталась без колес. Состоящая из «солдат-призраков» армия, в которой офицерский пост можно было запросто купить и коррупция процветала на уровне организации обеспечения, заключают исследователи, противопоставить ИГИЛ* попросту ничего не могла.

Нигерия – война противников коррупции с жертвами коррупции

В Нигерии исламистские движения стали развиваться в 1970-е годы, и уже тогда бедняки (около 60% населения жили менее чем на два доллара в день) сильно страдали от коррупции со стороны элит. При этом элиты, которые не могли обеспечить нормальное функционирование государства, всячески приветствовали влияние британского колониализма и вполне процветали за счет него. Именно этим в 2000 году и воспользовался основатель «Боко Харам» Мохаммед Юсуф, проведя параллель между коррумпированностью властей и влиянием Запада на правительство. Осудив «коррумпированную и элитарную школькую систему», Юсуф приступил к созданию альтернативных исламских школ, что привлекло огромное количество бедных мусульман. Движение укреплялось и развивалось, и в какой-то момент приступило к прямым нападениям на символы государственной власти – в частности, на полицейские участки и военные базы. К 2009 году обеспокоенное радикализмом Юсуфа правительство решило в ответ применить силу, летом 2009 года счет убитых членов «Боко Харам» пошел на сотни. Был убит и Юсуф. Истинные причины этого всплеска насилия, как отмечают исследователи, неизвестны до сих пор, но именно этот эпизод спровоцировал еще большую радикализацию движения. В 2011 году «Боко Харам» напала на здание ООН в Абудже, столице Нигерии (погибли 25 человек), несколько месяцев спустя – на церковь (погибли более 150 человек). Таким образом, именно коррупция и немотивированное насилие со стороны государства сыграли главную роль в возникновении и взлете «Боко Харам». Именно коррупция была главной темой проповедей Юсуфа, за счет которых он смог сплотить вокруг себя нищих мусульман. Жестокое убийство Юсуфа силовиками на глазах его сторонников привело к всплеску насилия, терактам и многочисленным столкновениям между «Боко Харам» и нигерийскими органами правопорядка.

_92640848_chad.jpg


Боко Харам в 2015 году присягнула ИГИЛ*, фото - BBC

В 2013 году, когда на севере страны счет убитых пошел уже на тысячи, президент объявил чрезвычайное положение в трех регионах и направил туда дополнительные войска и тяжелое вооружение. Однако, несмотря на некоторые успехи этой операции, вскоре стало понятно, что эффективно подавить беспорядки нигерийской армии не под силу. Не хватало ни вооружения, ни мотивации – у «Боко Харам» дела с этим обстояли значительно лучше. Дошло даже до того, что жители одного из городов, увидев беспомощную армию, создали свое гражданское объединенное оперативное соединение, чтобы помогать военным. Одной из главных причин состояния армии оказалось, помимо нехватки бюджетных средств и солдат, все то же – хищения и коррупция в высших эшелонах вооруженных сил. Например в 2013 году солдаты жаловались, что командиры украли у них половину премий, положенных солдатам за службу в опасных условиях. Также в ходе интервью с солдатами выяснилось, что они живут в тяжелых условиях, и им не хватает ни палаток, ни оружия. Боеприпасы часто просто не доезжают до фронта, и таким образом имеющие в своем распоряжении несколько пуль солдаты вынуждены противостоять бойцам, вооруженным РПГ. Также солдатам приходится самим покупать себе форму и покрывать медицинские расходы в случае ранения. Таким образом неудивительно, что некоторым солдатам не остается ничего, кроме как продать свое оружие противнику.

В 2015 году президент Нигерии официально заявил, что коррупция – та самая причина, по которой нигерийская армия оказалась не в состоянии быстро победить «Боко Харам». В ходе развернувшейся антикоррупционной кампании обнаружилось, что ряд бывших высокопоставленных чинов нигерийских вооруженных сил были замешаны в разного рода хищениях из военного бюджета страны.

Неутешительные выводы для международного сообщества

В заключении Transparency International приходит к выводу, что международному сообществу пора как следует задуматься о своем подходе к борьбе с терроризмом, особенно в том, что касается причин радикализации и возникновения насильственного экстремизма. Соблазн воспринимать такие группировки как иррациональных религиозных фанатиков весьма велик, как и соблазн представлять ситуацию как конфликт радикальных идеологий с либеральным порядком. Однако, как показывает исследование, движущие силы таких групп могут быть гораздо более прозаическими – например, борьба с коррупцией и несправедливостью. Группировки вроде ИГИЛ* получают возможность процветания, когда население теряет веру в тех, кто находится у власти, и когда власти всячески наживаются на нищете большинства.  

Неспособность коррумпированных элит обеспечить безопасность и законность для населения приводит к тому, что население оказывается готово взяться за оружие и присоединиться к различным бунтовщикам и экстремистским элементам. Авиационные удары и международная поддержка вооруженных сил, которые противостоят группировкам вроде ИГИЛ*, в установлении долгосрочной стабильности явно ужасающе недостаточны – в то время как установить надо, в первую очередь, достойную альтернативу в виде открытого и ответственного правительства. Арабская весна учит тому, что именно элиты, которые не в состоянии удовлетворить базовые запросы граждан, и особенно тех, у кого есть военный потенциал, представляют наиболее серьезную угрозу для безопасности.

Таким образом, именно борьба с коррупцией должна стать первостепенной задачей. Общественным недовольством нельзя пренебрегать в угоду сиюминутным интересам, вроде торговых или дипломатических. И тем более так нельзя поступать в ситуации, когда иностранные силы представлены в качестве пособников или двигателей коррупции местных правительств. Кроме того, когда проблема коррупции не решена, нельзя быть уверенными в том, что программы международной помощи не поспособствуют дальнейшему развитию и укреплению коррупционных сетей.

роликИГ3.jpg


Российская армия в Сирии. Источник - @metesohtaoglu, Twitter

«Западные правительства должны фундаментально пересмотреть свои взаимоотношения с Каддафи, Асадами и Малакисами в будущем. Многие из тех лидеров, к которым обращаются западные правительства, вовсе не союзники в борьбе с терроризмом. Слишком многие западные правительства хотят оказывать влияние или обуздать поведение коррумпированных автократов, потому что они кажутся альтернативной нестабильности. Но в конце концов, коррумпированные правительства – творцы будущих кризисов безопасности», – предупреждает Transparency International.

Полный текст доклада на английском языке доступен
noindex—>здесь/noindex—>.

* ИГ, ИГИЛ, «Исламское государство» («Исламское Государство Ирака и Сирии», «Исламское Государство Ирака и Леванта», «Исламское Государство Ирака и Шама») 

 террористическая организация, запрещена на территории России.

Be First to Comment

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *